Как дети осваивают язык

МЕНЮ


Новости ИИ
Поиск

ТЕМЫ


Внедрение ИИНовости ИИРобототехника, БПЛАТрансгуманизмЛингвистика, обработка текстаБиология, теория эволюцииВиртулаьная и дополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информации

АРХИВ


Август 2017
Июль 2017
Июнь 2017
Май 2017
Апрель 2017
Март 2017
Февраль 2017
Январь 2017
Декабрь 2016
Ноябрь 2016
Октябрь 2016
Сентябрь 2016
Август 2016
Июль 2016
Июнь 2016
Май 2016
Апрель 2016
Март 2016
Февраль 2016
Январь 2016
0000

RSS


RSS новости
Ураган харви в США

Новостная лента форума ailab.ru

2017-08-26 17:25

Психология

Лингвист Екатерина Протасова объясняет, как нарабатывается словарный запас, есть ли преимущества у билингвов и как ребенок решает, на каком из языков говорить

Каждый год миллионы людей осваивают родной язык, но как это происходит — до сих пор остается загадкой. Совместно с Благотворительным фондом Сбербанка «Вклад в будущее» мы запускаем проект «Психология развития: как дети учатся понимать эмоции и управлять ими». Лингвист Екатерина Протасова рассказала, как дети учатся говорить.

Человек научился говорить, по оценкам ученых, от 50 до 150 тысяч лет назад. Сейчас на Земле живет 7 с половиной миллиардов людей. Говорящих людей за всю историю было больше 100 миллиардов. При этом мы до сих пор точно не понимаем, как происходит овладение фонетикой, семантикой, грамматикой и прагматикой. Проще понять, как усваивается словарный запас (все же непонятно, почему какое-то слово мы запоминаем с одного предъявления, а другое никак не усваиваем).

Загадка освоения языка

Загадка того, как именно человек овладевает своим родным языком, остается нераскрытой. Ежегодно миллионы людей овладевают языками, каждый своим родным, а эти процессы описаны за всю историю науки лишь для десятков детей во всем мире. Для большинства языков этого никто никогда не изучал!

В биологии есть идея, что онтогенез повторяет филогенез, то есть возможно, что то, как научилось говорить человечество, отражается в истории освоения языка каждым человеком. В работах по лингвистической типологии сегодня привлекаются данные детской речи, чтобы понять, как соотносятся язык и мышление, какие формы языка в принципе возможны. Выясняется, что в речи ребенка, овладевающего любым родным языком, есть чуть ли не все явления, свойственные разным языкам мира; со временем они пропадают, вытесняются регулярными формами.

Откуда берется язык

Посмотрим, в какое время люди начали беспокоиться о том, откуда у них берется язык. Нам придется вернуться в VII век до нашей эры — это первое зафиксированное свидетельство. Геродот об этом пишет в своей «Истории»: египетский царь Псамметих решил выяснить, что будут говорить два ребенка, которых поселили в пещере и которых обслуживали молча какие-то няньки. Когда им было около двух лет, они произнесли слово «бэкос». Пришлось выяснять, в каком языке такое слово имеется, и оказалось, что это слово означало «хлеб» по-фригийски. Египетскому царю пришлось признать, что фригийцы древнее, чем египтяне, — тогда было важно, какой народ появился первым на земле.

Почему люди вообще обращаются к этой теме? В истории науки очень важно, какие идеи нас занимают, когда мы начинаем ставить какие-то эксперименты, когда мы начинаем задавать вопросы «почему?» и «откуда?». Начиная с Платона и санскритских грамматиков, было очень важно узнать: язык уже имеется в человеке, когда он рождается, так что остается его «проявить», «вытащить наружу», или он дается человеку каким-то образом, вдыхается в него, может быть, божественной силой, или же все происходит благодаря воспитанию окружающими?

Сегодня мы ставим вопросы по-другому. Как исчислить язык? Построить самообучающуюся речи модель на манер человека? Можем ли с самого начала предсказать, какой будет речь у человека с определенным генетическим кодом? Как исправить нарушения развития речи? (Их множество: у каждого пятого человека что-то заметно не так, как нужно, а определенные отклонения есть у всех.) Как выучить множество языков?

Кто изучал появление языка в наши дни

Речь ребенка исследуют философы, психологи, педагоги, филологи, психо- и нейрофизиологи, психо- и нейролингвисты. Одни, как Беррес Фредерик Скиннер, считают, что ребенок овладевает языком в результате проб и ошибок, а взрослые подкрепляют правильные формы. Другие, как Ноам Хомски, верят, что внутри новорожденного есть способность к овладению речью.

Интересно, что ребенок никогда не воспроизводит в точности то, что говорят взрослые, а всегда привносит что-то свое. Большой вклад в понимание этих процессов внесли психологи Жан Пиаже, Лев Семенович Выготский, Джером Брунер. Теории овладения языком учитывают когнитивную компетенцию, познание окружающего мира, сложность выражаемого содержания и способов его передачи в языке, частотность, наглядность и доступность средств выражения. Особый интерес вызывают дети-маугли и близнецы.

Маугли — вымышленный дикий ребёнок из «Книги джунглей» Редьярда Киплинга // wikipedia.org

Дневники наблюдений

Разные люди вели записи того, как ребенок овладевает языком. Первый известный нам дневник наблюдений относится к концу XVIII века — это был немецкий ученый Дитрих Тидеман, который записывал речь своего ребенка. Дневник детской речи был важен биологу Чарльзу Дарвину и нейропсихологу Александру Романовичу Лурии. Довольно много дневников появилось на рубеже XIX и XX веков. Тогда же были и первые дневники развития речи русскоязычного ребенка.

Записывать речь за ребенком довольно сложно, потому что ты либо постоянно наблюдаешь и участвуешь в том, как происходит овладение речью, либо отвлекаешься от того, что делает ребенок, и начинаешь судорожно записывать. Когда изобрели магнитофоны, встал вопрос о том, где ограничить запись речи (сегодня, при анализе Big Data, и это перестанет быть проблемой).

Сначала было так дорого записывать речь ребенка, что ограничения носили чисто финансовый характер. Когда появились видеомагнитофоны и другие средства записи звука вместе с визуальным рядом, то стало интересно прослеживать поэтапное становление речи, связь жестов, движений глаз и местоположения в пространстве с артикуляцией, соотношение речи взрослого и ребенка, слова и дела. Кропотливый анализ происходящего и слышимого занимает много времени. Не стоит забывать, что все это — часть коммуникации, формирования межличностного общения.

Из записей речи собираются большие лингвистические корпуса, благодаря которым удается узнать, какие слова и конструкции когда появляются и как развиваются. Кроме того, можно проводить срезовые эксперименты: давать многим детям одного возраста одно и то же задание на понимание, воспроизведение, дополнение, рассказ, пересказ, описание, перефразирование, добиваться ответов на вопросы, превращения утверждений в вопрос или отрицание и наоборот, а потом повторять то же с детьми следующего возраста.

Все эти операции над речью имеют разную психолингвистическую сложность. С детьми постарше аналогичные процессы исследуются во время чтения и письма. Следует аккуратно отбирать экспериментальный материал и с точки зрения лингвистических явлений, и с точки зрения наглядности. Необходимо также учитывать, кто и как общается в момент эксперимента с детьми, в какой обстановке эксперимент проводится. За поведением ребенка в момент переработки речевой информации можно следить при помощи анализа движений глаз, а также снимая показатели мозговой и физической активности.

От гуления и лепета к словам

По-русски говорят о гулении, то есть о произношении определенных слогов, и о лепете, когда в них уже можно выделить определенные прототипы будущих фонематических конструкций. До шести-восьми месяцев ребенок способен производить аморфные звуки, из которых затем формируется звуковая система его родного языка. Малыш реагирует на интонацию.

Примерно около года должны появляться первые слова ребенка, у некоторых детей они есть уже в пять месяцев, у некоторых только в полтора года. Первые двусловные предложения появляются к полутора годам. Считается, что, когда ребенок овладел примерно 50 словами, он может соединять их в конструкции. Например, конструкция со словом «дай»: после слова «дай» будет подставляться большое количество разных существительных. Служебные слова, как правило, появляются чуть позже.

Как нарабатывается словарный запас

Как в фонетике мы сначала не можем сказать точно, какой именно звук произносит ребенок, так и при овладении словами мы тоже говорим об аморфных словах, которые практически означают очень много, в труднопроизносимой, трудновоспроизводимой взрослыми форме. А ребенок их использует для того, чтобы обозначить множество ситуаций. Например, слово «ботинки»: некоторые дети говорят «тити?ти», некоторые говорят «боти?ба» от такого лепетного слова «боти?» — сокращение слова «ботинки» и прибавление следующего слога. Это детское слово «ботинки» может означать: «пойдем гулять», «папа ушел на работу» или «хочу поиграть с чем-то коричневым», таким же, как цвет этих ботинок.

В полтора года начинается довольно быстрый рост словаря. С возраста двух лет ребенок осваивает примерно 10–15 слов в день. Сначала он учится их понимать, а потом употреблять — вначале в знакомых ситуациях, а потом в незнакомых. К моменту поступления в школу он владеет уже несколькими тысячами слов. В школе владение речью не заканчивается: письменная основа, нормализация того, что было усвоено в устной форме, оказывается очень большим толчком в развитии речи. Постепенно усваиваются, например, орфография, пунктуация, стилистика, научная терминология.

Как осваивают язык билингвы

Если родители ребенка говорят с ним на разных языках, ребенок может усваивать одновременно два языка. Каждый из этих языков усваивается в такой же последовательности, как и у ребенка-монолингва, — возможно, несколько медленнее. Иногда бывает, что по сравнению с однолетками словарный запас ребенка на одном из языков может быть несколько меньше, хотя если собрать слова обоих языков, то итог будет гораздо больше, чем у одноязычного ребенка. Должен быть достаточный инпут: для выстраивания языка должно хватать речи, которую взрослые обращают к ребенку на каждом из языков.

У человека, который с детства привык говорить на двух языках, формируется особая когнитивная способность: он может легче ориентироваться в меняющейся ситуации, быстрее принимать решения, у него раньше развивается способность к абстрактному мышлению. Почти все знаменитые писатели XIX века были по крайней мере двуязычными, а часто и трехъязычными с самого детства, в том числе и Пушкин.

giphy.com

Количество билингвов в мире огромно. Есть страны, где билингвизм — норма жизни. Люди живут, например, в ситуации диглоссии, когда в обществе говорят на одном языке, а в семье — на другом. Многоязычное общество мультилингвально, а человек, выучивший языки как школьные предметы, — плюрилингв. Полиглотом называется тот, кто усвоил в возрасте после 15–16 лет, в так называемый постпубертатный период, не меньше пяти языков.

Как ребенок решает, на каком из языков говорить

Особенность двуязычия заключается в том, что большинство предложений, которые использует ребенок, не являются смешением двух языков. В принципе они привыкают к тому, что есть разные варианты описания окружающего, и используют слова внутри этих систем. Однако бывают случаи, когда, например, к английскому слову dog ребенок приделывает русский суффикс «-ичка» — получается «догичка». Он употребляет слова двух языков друг за другом, об одних явлениях говорит на одном языке, о других — на другом либо же делит языки по сферам или местам употребления.

Ребенок может предположить, что все женщины говорят так, как мама, а все мужчины — так, как папа. Или все предметы, которые использует мама, должны быть названы на ее языке, а все предметы, которые использует папа, — на его языке. Или все друзья мамы говорят на ее языке, все друзья папы — на его языке. Такого типа решения, как правило, действуют короткое время, они не определяют жизнь человека навсегда.

Двуязычные дети вполне способны одновременно освоить и письменность на двух языках. Они могут начать читать на одном языке и потом перенести эти навыки, освоенные ими, на второй язык. Индивидуальная вариативность у детей очень велика. Достигая определенного уровня, скажем, в рассказывании, чтении, какой-то игре, ребенок дальше может очень хорошо пользоваться этим навыком и способен после некоторой тренировки перенести его на аналогичную деятельность на втором языке.

Способность усвоить одновременно два языка как родные сохраняется примерно до возраста 7–8 лет, а потом, после того как осваивается письменная основа речи, затухает способность усваивать язык в естественном общении, которая типична именно для первого по времени усвоения языка. Нельзя сказать, что все дети развиваются одинаково: кто-то прекрасно будет овладевать вторым языком в любом возрасте. Однако у билингвов в среднем способность к изучению любого третьего языка гораздо больше, чем у человека, который не выучил ни одного второго языка за время своего дошкольного детства.

Можно почитать:

А. Н. Гвоздев. Вопросы изучения детской речи.

К. И. Чуковский. От двух до пяти.

М. М. Кольцова. Ребенок учится говорить.

Е. И. Негневицкая, А. М. Шахнарович. Дети и языки.

Н. И. Лепская. Язык ребенка.

С. Пинкер. Язык как инстинкт.

С. Н. Цейтлин. Язык и ребенок: лингвистика детской речи.

Е. Ю. Протасова, Н. М. Родина. Многоязычие в детском возрасте.

М. Д. Воейкова. Становление имени.

В. В. Казаковская. Вопросно-ответные единства в диалоге «взрослый-ребенок».

М. Б. Елисеева. Становление индивидуальной языковой системы ребенка.



Источник: postnauka.ru