Диссоциация представляет собой реакцию на сильную психотравму

МЕНЮ


Новости ИИ
Поиск

ТЕМЫ


Внедрение ИИНовости ИИРобототехника, БПЛАТрансгуманизмЛингвистика, обработка текстаБиология, теория эволюцииВиртулаьная и дополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информации

АРХИВ


Сентябрь 2017
Август 2017
Июль 2017
Июнь 2017
Май 2017
Апрель 2017
Март 2017
Февраль 2017
Январь 2017
Декабрь 2016
Ноябрь 2016
Октябрь 2016
Сентябрь 2016
Август 2016
Июль 2016
Июнь 2016
Май 2016
Апрель 2016
Март 2016
Февраль 2016
Январь 2016
0000

RSS


RSS новости
Ураган харви в США

Новостная лента форума ailab.ru

2017-08-01 11:55

? Как легко и объективно оценить глубину гипноза?

? Степень диссоциации: например, либо удается получить частичную каталепсию, либо полную.

? Длительность амнезии: либо внушение на забывание имеет кратковременный характер, либо событие "стерто" целиком.

Оказывается давно был закрыт спор о том, что гипноз это состояние сознания или нет. Ответ напрямую вытекает из исследований школы Павлова. Если стадия средняя по шкале гипнабельности Каткова, то гипноз больше напоминает управляемое эмоциональное состояние, то есть длится в среднем меньше минуты, если удается достичь полной амнезии, например, то гипноз становится состоянием сознания (3.3). Иногда это называют гипносомнамбулизмом, парасомнамбулизмом, определения разнятся, суть одна глубокий гипноз перевод сознание в режим принципиально отличный от сна и бодрствования.

Полезные отрывки из главного научного труда по гипнозу Платонов К.И. "Слово как физиологический и лечебный фактор".

? Исследования В. Е. Рожнова (1959) показали, что различные гипнотические фазы, в том числе парадоксальная фаза, могут встречаться во-всех стадиях внушенного сна, как и в состоянии, едва отличимом от бодрственного состояния, на что в свое время указывал И. П. Павлов и что всегда нужно иметь в виду.

Все это говорит о том, что высокая эффективность словесных внушений, присущая сомнамбулической стадии гипноза, обусловлена отнюдь-не глубиной сонного торможения, а именно наибольшей степенью диссоциаций корковой деятельности, специфичной для этой стадии.

Далее следует отметить, что и субъективные переживания в различных стадиях внушенного сна, оказываясь ограниченными и видоизмененными, также имеют свои качественные особенности. В этом отношении представляет интерес описание такого состояния, сделанное самим усыпленным после пробуждения. Приводим одно из таких описаний.

«Когда я нахожусь в гипнозе, — пишет одна из испытуемых, — я в каждом сеансе испытываю различные по своему характеру ощущения. Так, в первый сеанс я продолжала чувствовать все свое тело, но ни одним членом двинуть не могла, ясно слыша голос усыпившего и все сознавая. Но мысли как-то путались. Это был, я бы сказала, телесный сон. Но с каждым последующим сеансом тело все более тяжелело, я переставала его ощущать, продолжая слышать все происходящее, но мне казалось, что все это происходит где-то далеко, сознается неясно, причем является для меня совершенно безразличным.

В последний, 5-й сеанс я своего тела уже совершенно не ощущала, будто его не было совсем. Я слышала разные посторонние звуки, меня совершенно не трогавшие. При внушениях все ясно слышала, но мысли совершенно не работали и слова внушения, касавшиеся моих прежних переживаний, меня совершенно не трогали.

При словах пробуждения я начинаю просыпаться сначала как бы головой: появляются мысли, начинаю думать о том, что надо двигаться, вставать, понимаю, что делается вокруг, но свое тело начинаю ощущать несколько позже, причем, когда сознание прояснилось, стала ощущаться тяжесть во всем теле, которая в дальнейшем, при полном пробуждении, исчезала».

Другой испытуемый описывает свое состояние во внушенном сне так: «Все отяжелело и как будто отнялось, не могу двинуть ни одной частью своего тела. И какая-то легкость, как в безвоздушном пространстве. Но сознание не ослабевало и мысли были четкие и ясные, несмотря на то, что усыпивший внушал мне отсутствие мыслей».

Таким образом, в последнем случае психика бодрствовала, и сон был «физический», а не «психический»....

? Естественно, возникает вопрос: в какой именно фазе переходного состояния находятся клетки коры мозга человека в условиях внушенного сна, если оказывается возможным вызывать у него словесным внушением самые разнообразные, простые и сложные физиологические реакции, что наблюдается, например, в сомнамбулической стадии внушенного сна?

Ф. П. Майоров (1950), основываясь на результатах своих исследований приходит к выводу что сомнамбулическая стадия гипноза характеризуетсяглубокой функциональной диссоциацией корковой деятельсти, в основе которой лежит механизм отрицательной индукции с одной корковой функциональной системы на другие. Исходя из этого, он указывает, что сомнамбулическая стадия не обязательно является именно «глубокой фазой гипноза», как считали клиницисты.

Последние экспериментальные исследования В. Е. Рожнова (1959) показали, что в сомнамбулической стадии гипноза у усыпленного наблюдается разлитое по всей коре мозга умеренное торможение, не распространяющееся лишь на зону раппорта. Сохраняющаяся в гипнозе активность последней, как и явление амнезии, относящейся ко всему происходившему в гипнозе, подтверждает наличие в этом состоянии наиболее выраженной диссоциации корковой деятельности на сонную и бодрственную. Отсюда становится понятной возможность реализации в этом состоянии самых разнообразных внушенных явлений.

Следует отметить однако, что у сомнамбул и в бодрственном состоянии могут быть внушением вызваны различные парадоксальные реакции. Крайне легко может быть вызван у них и сам внушенный сон, главным образом с парадоксальной фазой торможения. Все это также должно явиться предметом дальнейших исследований.

Со своей стороны нам хотелось бы подчеркнуть существование некоторых оптимальных условий, при которых словесные внушения реализуются и закрепляются наиболее легко и прочно, вызывая самые разнообразные физиологические реакции. По-видимому, это может иметь место именно тогда, когда заторможенные корковые и подкорковые связи будут наиболее легко растормаживаться импульсами, исходящими из зоны раппорта, призванными избирательно приводить в деятельное состояние то одни, то другие из них (соответственно содержанию словесных внушений).

Однако у разных лиц могут быть свои, индивидуальные особенности, по-видимому, стоящие в зависимости от типовых особенностей их нервной системы. Так, у одних лиц такое оптимальное соотношение силы затормаживающего (слова усыпления) и растормаживающего (слова внушения) воздействий на корковую динамику, исходящих от усыпившего лица, будет иметь место лишь в условиях легкой готовности к глубокой функциональной диссоциации корковой деятельности, свойственной «сомнамбулической стадии» гипноза (что отвечает представлениям Ф. П. Майорова), в то время как у других оно может возникать уже при самых начальных признаках внушенного сна.

? Общие представления о диссоциации в гипнозе как о разделение между «системами идей и функций, составляющих личность» (Janet, 1907, p. 332). ? https://classicalhypnosis.ru/stati-o-gipnoze/gipnoticheskaya-dissotsiatsiya.html


Источник: classicalhypnosis.ru