Секреты нашего сознания

МЕНЮ


Новости ИИ
Поиск

ТЕМЫ


Внедрение ИИНовости ИИРобототехника, БПЛАТрансгуманизмЛингвистика, рбработка текстаБиология, теория эволюцииВиртулаьная и дополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информации

АРХИВ


Июль 2017
Июнь 2017
Май 2017
Апрель 2017
Март 2017
Февраль 2017
Январь 2017
Декабрь 2016
Ноябрь 2016
Октябрь 2016
Сентябрь 2016
Август 2016
Июль 2016
Июнь 2016
Май 2016
Апрель 2016
Март 2016
Февраль 2016
Январь 2016
0000

RSS


RSS новости
птичий грипп
Реновация. Снос пятиэтажек в Москве

Новостная лента форума ailab.ru

2017-07-14 19:13

Психология

СЕКРЕТЫ НАШЕГО СОЗНАНИЯ

КАК ОНО ВЗАИМОДЕЙСТВУЕТ С МОЗГОМ

АВТОРЫ: АНДРЕЙ БЕСПАЛОВ

Сознание, по словам философа Дэниела Деннета, – самая знакомая и в то же время самая загадочная вещь на свете. Действительно, что может быть привычнее, чем постоянный поток сменяющих друг друга мыслей? И все же над вопросом о том, что представляет собой сознание, человечество бьется уже не одну сотню лет.

МОНИЗМ И ДУАЛИЗМ

Очевидно, что мозг и сознание – вещи разные, но чем они отличаются и как связаны? Нельзя сказать, что в науке нет ответа на этот вопрос. Наоборот, их великое множество. Глобально эти ответы философы предлагают разделить на две группы: монистские и дуалистические. Свою модель вселенной внутри человека отстаивают психологи. Но давайте размышлять вместе. Дэ?ниел Клеме?нт Де?ннет – американский философ и когнитивист, чьи исследования лежат в области философии сознания, философии науки и философии биологии. Профессор философии и содиректор Центра когнитивных исследований Университета Тафтса.

Монизм.

Это направление предполагает, что существует только одна фундаментальная субстанция, «ответственная» и за то, что мы называем материей, и за то, что мы называем сознанием. Чаще всего в качестве этой субстанции подразумевается та, которую описывает современная физика, то есть собственно материя. Из этого постулата вырастает памятный многим из нас диалектический материализм. Или, в крайнем своем проявлении, материализм вульгарный, представители которого отрицали какую бы то ни было специфику сознания. Они утверждали, что мозг вырабатывает сознание точно так же, как печень вырабатывает желчь.

Дуализм.

В классическом виде подход, сформулированный Декартом, утверждает, что сознание («духовная субстанция») обладает особой природой, принципиально несводимой к физической материальной реальности. Да, физические процессы нашего тела влияют на процессы духовные и наоборот, но все же это вещи кардинально разные: материальная телесная оболочка и населяющая ее нематериальная душа. И именно эта духовная «добавка» и отличает живое от неживого. То, что делает живое живым, никак нельзя описать лишь с помощью свойств, присущих материи. Мы можем вслед за Декартом называть это «бессмертной душой», или жизненной силой, или просто Силой, как в Звездных Войнах, но в любом случае – голой материи мало, должно быть еще что-то. Интуитивно основной постулат дуализма кажется нам очевидным: ведь Я – это Я, а мой мозг – это что-то мое, этому Я «принадлежащее», мой мозг ограничен черепной коробкой, а мое сознание безгранично. В общем, вещи это настолько качественно разные, что невозможно представить, что первая является всего лишь функцией второй. Что ж, может, и так. А может, эта очевидность того же порядка, что и очевидное ощущение, что Земля плоская и неподвижная.

В ПОИСКАХ ТРЕТЬЕГО ПУТИ

Итак, дуализм понимает сознание как некоторый магический соус, прилагающийся к мозгу, а материалистический монизм – как функцию происходящих в мозге процессов (и примерно здесь же проходит водораздел между эзотерикой и наукой). У каждого из этих подходов есть свои проблемы. Проблема дуализма в его низкой (если не нулевой) объяснительной способности. Возможно, в рамках дуализма вообще невозможно построить научную теорию сознания. Быть может, мы можем построить эзотерическую теорию, объясняющую этот нематериальный соус, но научную не можем – наука по определению имеет дело только с материальными вещами. С другой стороны, материализм, при высокой объяснительной способности, не слишком-то описателен. Хорошо, мы можем показать, как десятки миллиардов нейронов головного мозга, каждый из которых может иметь по несколько тысяч соединений с другими нейронами, взаимодействуя, создают сознание, при том, что ни один из них сам по себе сознанием не обладает. Ну и что? Конечно, у этого есть огромное количество практических следствий в области медицины, реабилитации, образования и прочих прикладных задач. Но вся эта сложная модель узоров электрохимических взаимодействий никак не поможет мне рассказать о том, что я чувствую вот прямо сейчас. Язык, объясняющий сознание, абсолютно не подходит для его описания.

ТРИ ЯЗЫКА РЕАЛЬНОСТИ

Любопытную точку зрения на взаимодействие сознания и мозга высказал американский философ и писатель, автор интегрального подхода Кен Уилбер. Он утверждает, что для того, чтобы более-менее полно описать любой достаточно сложный феномен, необходимо использовать три различных языка, которые Уилбер называет «это-язык», «я-язык» и «мы-язык». Ке?ннет Эрл Уи?лбер II – американский философ и писатель, разработавший теоретические и практические положения интегрального подхода, целью которого является синтетическое объединение открытий, совершённых в таких различных сферах человеческой деятельности, как психология, социология, философия. «Это-язык» – объективный, нейтральный язык эмпирических и аналитических наук – от физики и биологии до экологии, социологии и теории систем. Это-язык описывает объективные, «внешние» стороны явлений и отношения между ними. «Я-язык» – язык описания субъективных процессов и восприятий. Если это-язык служит для описания феномена «снаружи», то я-язык – для описания «изнутри». «Мы-язык» – интерсубъективный, он предназначен для описания коллективного мировоззрения, ценностей в рамках той или иной культуры. Для того, чтобы хоть немного приблизиться к пониманию феномена сознания, нам нужно описать все три его стороны: объективную, субъективную и интерсубъективную. Описание сознания на это-языке – это то, чем занимается современная нейронаука. К описаниям на я-языке тяготеет классическая психология, которая фокусируется на эмоциях и переживаниях. На мы-языке говорим об интеллекте – мере того, насколько эффективно сознание способно справляться с задачами, которые считаются ценными в данной культуре. Ни один из этих языков не является более важным, чем другие, и ни один из них невозможно выразить через термины остальных. Хотя история помнит и времена, когда объективные научные открытия «подтверждались» или «опровергались» соответствием или несоответствием принятым в тогдашнем обществе религиозным нормам, и времена, когда тонкие особенности психики человека пытались свести к голым стимулам и реакциям.

ДЕТЕКТИВНАЯ ИСТОРИЯ О МОЗГЕ

Научная школа Татьяны Черниговской отдает приоритетные позиции мозгу. Описывая это необъятное хранилище, она называет объем информации в 2,5 петабайт. Это примерно 3 млн часов сериала о жизни одного человека. Впечатляет? Но это только начало поистине детективной истории о мозге. Как утверждает в своих популярных лекциях Татьяна Черниговская, «мозг сам все решает и по пути создает иллюзию, что мы что-то контролируем. Исследования показали, что четко разграничиваются два момента: один, когда решение принято мозгом, и второй, когда мы что-то с этим делаем». Подробнее: Черниговская Т. Чеширская улыбка кота Шредингера: язык и сознание. М. : Языки славянской культуры, 2017.


Источник: www.psyh.ru