A!Hack Summer — хакатон Альфа-Банка 5 и 6 августа 2017

МЕНЮ


Новости ИИ
Поиск

ТЕМЫ


Внедрение ИИНовости ИИРобототехника, БПЛАТрансгуманизмЛингвистика, обработка текстаБиология, теория эволюцииВиртулаьная и дополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информации

АРХИВ


Сентябрь 2017
Август 2017
Июль 2017
Июнь 2017
Май 2017
Апрель 2017
Март 2017
Февраль 2017
Январь 2017
Декабрь 2016
Ноябрь 2016
Октябрь 2016
Сентябрь 2016
Август 2016
Июль 2016
Июнь 2016
Май 2016
Апрель 2016
Март 2016
Февраль 2016
Январь 2016
0000

RSS


RSS новости
Ураган харви в США

Новостная лента форума ailab.ru

2017-07-20 15:53

Семинары

Если вам интересны такие вещи как Artificial Intelligence, Machine Learning, AR/VR, Data Science, вы умеете с ними работать и подумывали сделать что-то свое или знаете, как на базе этого сделать продукт для клиентов банка — заходите в Deworkacy (Москва, Берсеневская наб. 6 стр. 3) 5 и 6 августа.

А о том, для чего мы все это делаем, расскажет Владимир Урбанский, руководитель Альфа-Лаборатории.

Первый хакатон мы делали в ноябре 2013-го, тогда еще само слово «Хакатон» не вошло в обиход и многим казалось смешным. В банковской среде практически не было культуры хакатонов, которую мы можем наблюдать сейчас.

У нас эта история была элементом создания модели работы лаборатории. Обычно в банках и крупных организациях существовал бизнес и продуктологи, которые пишут требования, отдают их аналитикам, те пишут функциональные требования и отдают их разработчикам, разработчики по сути уже реализуют продукт по документам, не до конца понимая конкретные задачи.

В лабе мы хотели это поменять. Мы делали кросс-функциональные команды, где продакт работает вместе с командой — с разработчиками и аналитиками, разработчики понимают цели и задачи, стоящие перед бизнесом. А если они сами понимают эти задачи – они могут принести бизнесу существенно больше пользы.

Ведь в современном мире разработчики являются по сути некой производственной единицей. Я как руководитель не могу сделать руками многие вещи, не могу создать продукт — я могу организовать кого-то, но не могу закодить это сам, хотя когда-то тоже немного программировал. А разработчик может создать продукт, который даже будет монетизироваться. И вероятность того, что он создаст хороший продукт, если он понимает цели и задачи организации, будет гораздо выше, если дать ему свободу действий.

Большую часть времени разработчики заняты тем, что для них определил product owner в бэклоге. Но при этом у них есть свои идеи, и если дать им даже короткий промежуток времени на то, чтобы пойти и запилить то, что им действительно хочется – это может дать очень интересный результат.

Для нас это была такая культурная история с точки зрения того, чтобы дать людям некое ощущение свободы, энергетически подзаряжающий глоток воздуха, возможность запилить что-то интересное. То, что им хотелось сделать, а не только то, что решили сделать product owner-ы.

Поэтому мы стали делать хакатоны. Тут изначально не было цели сделать продукты, которые заработают миллионы долларов, это история про людей и культуру, чтобы какие-то идеи не просто оставались на уровне идей, а находили реализацию. Я, например, не очень верю в банки идей, в стандартный idea management в организациях. Такие подходы работают в некоторых кейсах, когда человек видит какую-то проблему, но она находится совсем вне зоны его влияния. Тогда он может ее кому-то передать, и сотрудник, отвечающий за эту область, возможно, ее реализует. Но так работает далеко не всегда.

Намного эффективнее, на мой взгляд, когда человек не просто фонтанирует идеями, а когда он готов за эту идею вписаться и что-то сделать. Хотя бы с минимальной реализацией. Люди готовы биться за свои идеи, но не за чужие.

Мы делали пост-анализ первых хакатонов, оказалось, что в том или ином виде много чего было реализовано, просто не всегда в виде той первоначальной идеи, которая была. Часть из этих продуктов потом была закрыта. Один из первых продуктов – счет-активити, когда мы связывали банковскую деятельность с фитнес-браслетами. Классная и резонансная была штука, получила свою аудиторию, но была достаточно нишевой. Дальше развивать мы это не хотели, не видели глобальных перспектив, поэтому решили не размывать фокус.

Критерии успешности хакатона

Мы делали внутренние хакатоны, в этом разница. От внутренних хакатонов мы ожидали, с одной стороны, несколько большего результата с точки зрения продукта, потому что участвующие команды более зрелые и понимают, с чем мы работаем, с другой стороны, большой результат хакатона — это такая энергетическая перезарядка, дающая силу командам.

В этом плане у нас для внутренних хакатонов не было хард-метрик, по которым бы мы оценивали успешность. Конечно, мы всегда были рады, если какое-то завершение хакатона доходило до боя, и мы очень старались, чтобы придуманные решения реализовывались.

Часть решений была сильно преждевременной, например, у нас было решение на хакатоне, где холодильник заказывал продукты в интернет-магазине, общаясь с клиентом в чатике с помощью бота. В промышленных масштабах такое пока делать не готовы, но само решение было очень интересным.

Оценка идей

Для того чтобы команда на хакатоне сложилась, она должна загореться какой-то идеей, и уже на этом этапе и происходит минимальная оценка этой идеи. Если идея плохая – человек просто не сможет захантить людей в команду, люди скажут «Я не верю и не пойду это делать».

Хакатон, который будет проводиться 5 и 6 августа – внешний.
Цель хакатона — найти идеи и людей, способных их реализовать.

Нам интересны идеи и предложения сервисов, которые улучшат жизнь наших клиентов. Если мы сочтем какие-то идеи интересными для наших клиентов, это уже хорошо. Но если есть идея + команда, готовая делать это с банком – это намного интереснее.

Но нам также интересны и люди, возможно, нас не зацепит сама идея, но мы захотим работать с этими людьми. Венчурные компании часто инвестируют в команды, а не в идеи. Поэтому мы тоже ищем людей.


Источник: habrahabr.ru