Как мозг моделирует внутренний мир

МЕНЮ


Новости ИИ
Поиск

ТЕМЫ


Big data
Беспилотные автомобили
БПЛА
генетические алгоритмы
Головной мозг
городские сумасшедшие
дополнительная реальность
ИИ проекты
интернет вещей
искусственный интеллект
ИТ-гиганты
квантовые компьютеры
кибербезопасность
Кластеризация
Машинное обучение
Методы научного исследования
наука и образование
нейронные процессоры
нейронные сети
Нейронные сети: искусственные
Нейронные сети: реализация
облачные вычисления
Поведение животных
Поисковые алгоритмы. Ранжирование
Психология
Работа памяти
Разработка ПО
распознавание образов
Распознавание речи
робототехника
Семинары
суперкомпьютеры
Теория эволюции
техническое зрение
Трансгуманизм
Угроза искусственного интеллекта
Чат-боты

АРХИВ


Апрель 2017
Март 2017
Февраль 2017
Январь 2017
Декабрь 2016
Ноябрь 2016
Октябрь 2016
Сентябрь 2016
Август 2016
Июль 2016
Июнь 2016
Май 2016
Апрель 2016
Март 2016
Февраль 2016
Январь 2016
0000

RSS


RSS новости
свиной грипп

Новостная лента форума ailab.ru

2017-04-08 08:14

Головной мозг

Как мозг моделирует внутренний мир.

[ А теперь пришло время заключительной части книги. Эта информация просто перевернула лично моё представление о кинематографе, театре, видео-играх, сводках новостей, общении с людьми, воспитании детей, психотерапии и т. д.]

_________________________________

Наука вполне может объяснить, как удаётся понимать других людей, точно также как она может объяснить, как мы, отдельные люди, понимаем происходящее в мире вокруг нас. Психология как наука во многом занимается именно этим. [215]

Наши знания о материальном мире по своей природе субъективны. Всё, что мы знаем о материальном мире, записано в модели этого мира, создаваемой нашим мозгом. Мозг создаёт эту модель на основе наших априорных знаний и сигналов, поступающих от органов чувств. <>. Наши знания о внутреннем мире других людей могут возникать точно также. [215]

Подражание.

Мы не только смотрим на то, на что смотрят другие. У нашего мозга есть склонность машинально повторять любые движения, которые мы видим. [221]

Джакомо Риццолатти и его коллеги проводили опыты в Парме на нейронах [в мозгу обезьян], задействованных в хватательных движениях.<>. Однако, к удивлению исследователей, некоторые из этих нейронов АКТИВИЗИРОВАЛИСЬ тогда, когда обезьяна ВИДЕЛА, как что-нибудь брал рукой один из экспериментаторов. <>. Такие нейроны теперь называют зеркальными. [221-222]

Одно из первых удивительных открытий, сделанных с помощью томографии мозга, состояло в том, что активность того же характера наблюдается и в тех случаях, когда мы готовимся совершить такое же движение или просто представляем себе, что совершаем его. То же самое происходит, когда мы наблюдаем за движениями кого-то другого. Наш собственный мозг при этом активизируется в тех самых участках, которые активизировались бы, если бы мы сами совершали эти движения. [223]

Подражание похоже на предсказание. У нас есть склонность подражать другим автоматически, не задумываясь об этом. [224]

Мы подражаем не только грубым движениям рук и ног. Мы так же машинально подражаем тонким движениям лиц. И это подражание чужим лицам влияет на наши чувства. [229]

Что же происходит, когда мы видим человека, которому больно? У нас в мозгу активируются те же участки, которые активируются, когда мы сами испытываем боль. [230]

Эти участки ативируются в ответ на боль, которую испытывает кто-то другой.<>. Те же участки мозга активируются и тогда, когда мы предвосхищаем наступление боли. <> ... мы не можем почувствовать физическое ощущение боли, с которым столкнётся кто-то другой. Но мы можем строить мысленные модели боли, вызываемой этими физическими раздражителями. Именно благодаря тому, что мы можем строить модели материального мира, мы и способны разделять ощущения внутреннего мира других людей. [232]

Но наша способность создавать модели внутреннего мира влечёт за собой и некоторые проблемы. Наша картина материального мира представляет собой ФАНТАЗИЮ, ограниченную сигналами, поступающими от органов чувств. Точно также и наша картина внутреннего мира (своего собственного или других людей) представляет собой фантазию, ограниченную поступающими к нам сигналами о том, что мы сами говорим и делаем (или о том, что говорят и делают другие).[239]

У меня в голове есть некоторая идея, которую я хочу сообщить вам. Я делаю это путём преобразования смысла этой идеи в устную речь. Вы слышите мою речь и вновь преобразуете её в идею в своей голове. Но откуда вам знать, что идея у вас в голове та же, что у меня в голове? Вы никак не можете проникнуть в моё сознание и напрямую сравнить эти идеи. [250]

Моделирование сознания человека, с которым мы разговариваем, позволяет нам изменить способ общения с этим человеком. <>. Люди обладают разными знаниями, поэтому мы общаемся со всеми по разному. [259]

Даже если моя цель состоит в том, чтобы сообщить вам какую-либо мысль, та мысль, которую вы в итоге получите, будет неизбежно доработана вами.[265]

В тот момент, когда моя модель вашей мысли совпадает с моей собственной мыслью и у меня больше нет нужды показывать вам, что возникла проблема, можно считать, что сообщение прошло успешно. При этом принципиально, что в этот самый момент между вашей моделью моей мысли и вашей собственной мыслью тоже не остаётся отличий. Этот момент взаимного согласия завершает успешную передачу сообщения. Строя модели внутреннег мира других людей, наш мозг решает задачу, требующую проникновение в чужое сознание. [265]

Наша способность создавать модели внутреннего мира других людей открывает нам совершенно новый способ изменения их поведения. В материальном мире поведение меняется под действием наград и наказаний. Мы прекращаем делать то, что вызывает у нас боль. Мы повторяем действия, которые доставляют нам удовольствие. <>. Но в нашем внутреннем мире поведение меняется под действием знаний.<>. Мы можем использовать знания и для того, чтобы менять поведение других. [266]

Передача опыта – это не только слова. Если я расскажу вам о своём опыте, в вашем мозгу произойдут изменения, которые произошли бы, если бы это был ваш собственный опыт. [266]

Мы можем управлять поведением других людей, поставляя им ложные сведения. <>. Мы понимаем, что поведением людей управляют убеждения, даже если эти убеждения ложны. [269]

Ложные модели внутреннего мира других людей проверить не так-то просто. И иногда человек может успешно делиться этими ложными моделями с другими. <>. Но когда более многочисленные группы людей разделяют ложные убеждения, докопаться до истины становится намного сложнее.[273-274]

Пока у нас есть возможность убеждаться, что одна модель материального мира работает лучше, чем другая, мы можем стремиться создавать ряд всё более и более удачных моделей. <>. Мы также начинаем понимать, каким образом наш мозг создаёт модели внутреннего мира других людей. Наша способность делиться этими моделями и делает возможным научный поиск истины. [276]

Мы встроены во внутренний мир других людей точно так же, как мы встроены в окружающий материальный мир. Всё, что мы делаем и думаем в настоящий момент, ВО МНОГОМ определяется людьми, с которыми мы ВЗАИМОДЕЙСТВУЕМ. Но мы воспринимаем самих себя иначе. Мы воспринимаем себя как деятелей, обладающих независимым сознанием. В этом и состоит последняя иллюзия, создаваемая нашим мозгом. [278]

Если сравнивать мозговую активность при волевых действиях с активностью при действиях, зависимых от раздражителя, можно будет найти участки мозга, в которых и совершается свободный выбор. Удивительно, но этот эксперимент действительно выявил участок мозга (дорсолатеральную часть префронтальной коры), которая была активнее, когда испытуемым приходилось самим выбирать свою реакцию, а не просто следовать полученным указаниям. <>. Результаты многих других экспериментов указывают на то, что этот участок лобных долей нашего мозга действительно важен для выбора, что мы будем делать. [281]

Крис Фрит – Мозг и душа: как нервная деятельность формирует наш внутренний мир. (Москва: Издательство АСТ: CORPUS, 2016. – 335 с.)